СДЕЛАЙТЕ СВОИ УРОКИ ЕЩЁ ЭФФЕКТИВНЕЕ, А ЖИЗНЬ СВОБОДНЕЕ

Благодаря готовым учебным материалам для работы в классе и дистанционно

Скидки до 50 % на комплекты
только до

Готовые ключевые этапы урока всегда будут у вас под рукой

Организационный момент

Проверка знаний

Объяснение материала

Закрепление изученного

Итоги урока

Лекция "Керчь и Романовы"

Категория: История

Нажмите, чтобы узнать подробности

Лекция "Керчь и Романовы"

  В отличие от XVII столетия, когда в 1699 году, в августе месяце, пусть и инкогнито, в Керчи побывал «царь Московский и всея Руси» Петр I Алексеевич, в XVIII веке никто из Романовых в Керчь не приезжал. В общем, это и не удивительно, ведь до 1771 года Керчь оставалась турецкой крепостью и никого из представителей правящей царской династии не ждала. Да и в последующие годы, Керчи не выпала честь встречать столь почетных гостей. Екатерина II в мае 1787 года была на расстоянии менее 100 верст от Керчи, но ее визит в город не был запланирован. Посетив Феодосию, императрица отправилась в обратный пусть. И только группа сопровождавших ее иностранных гостей во главе с французским послом графом Л.Ф. де Сегюром побывала в нашем городе.

Зато XIX век был воистину веком посещения Керчи царствующими особами, их наследниками, членами императорской фамилии. Можно даже указать начальную и конечную даты: 1816—1900 годы.

Первым посетил Керчь в XIX веке великий князь Николай Павлович. Речь идет о будущем императоре Николае I, а было это 1—2 июля 1816 года. Обстоятельства его приезда в Керчь нам не известны. А завершил череду визитов в самом конце столетия великий князь Кирилл Владимирович.

Вслед за Николаем Павловичем в Керчи оказался его младший брат Михаил. Михаил Павлович (1798—1848), уже при рождении получивший чин генерал-фельдцейхмейстера, ведал в русской армии делами артиллерии. Правда, управлять артиллерийским ведомством он стал только в 1819 году и занимал этот пост до конца жизни. В Керчь великий князь попал во время образовательного путешествия по России. Это был 1817 год. Путешествия были в традиции царствующего дома. Обязательно в них отправлялись наследники престола, а не редко и великие князья.

Руководил данной поездкой по России генерал И.Ф. Паскевич (1782—1856). Для николаевской эпохи личность очень известная. Царь называл его «отцом-командиром», поскольку служил у Паскевича командиром бригады в ту пору, когда Иван Федорович командовал первой пехотной гвардейской дивизией. Прошел Паскевич, без преувеличения, большой боевой путь. Участвовал в русско-турецкой войне 1806—1812 годов, в Отечественной войне и заграничном походе. Был под Смоленском, Бородино, Вязьмой, Дрезденом; сражался в «битве народов» под Лейпцигом. 2-я гренадерская дивизия, которой он командовал, была среди тех воинских соединений, которые брали Париж.

В дальнейшем Паскевич стал генерал-адъютантом (1825), участвовал в суде над декабристами. С 1826 года он на Кавказе, успешно сражается с персами и за овладение Ереваном (Эриванью) получает графский титул и почетное наименование «Эриванский». В 1827 году сменил генерала А.П. Ермолова, управлявшего Кавказом, и в 1828—1829 годах во время русско-турецкой войны успешно вел бои в Малой Азии, заняв Карс, Ахалкалаки, Ахалцих. К концу войны И.Ф. Паскевич овладел Эрзерумом и был вскоре произведен в генерал-фельдмаршалы. Летом 1831 года Иван Федорович назначается главнокомандующим войск в Польше и прославляет свое имя взятием Варшавы, за что получает титул светлейшего князя варшавского и звание наместника Царства Польского, все последующие годы он остается на этом посту. Был причастен к подавлению венгерской революции в 1849 году.

Что касается поездки Михаила Павловича по России, во время которой его сопровождал И.Ф. Паскевич, то о ней нам известно крайне мало. Продолжалась она несколько месяцев, видимо, в сентябре путешественники побывали в Крыму, и в том же 1817 году великий князь уехал заграницу. Началось новое путешествие с образовательной целью, длившееся два года. Руководил этой поездкой Ф. Лагарп, но генерал Паскевич оставался при великом князе до 1821 года и, конечно, в Керчи он был вместе с Михаилом Павловичем. Но кто еще сопровождал брата царя — нам не ведомо. И сколько дней здесь оставался генерал-фельдцейхмейстер, тоже мы не знаем. Известно лишь то, что в Керчи Михаил Павлович, познакомившись с Полем Дюбрюксом, распорядился, чтобы тот произвел раскопки во рву крепости. Вероятно, это было сделано в присутствии «Его Императорского Высочества» или, во всяком случае, работы могли быть начаты еще до отъезда великого князя. Пионер керченской археологии нашел во время раскопок, о чем пишет сам, множество мраморных скульптурных изображений по большей части в фрагментарном состоянии.

Кроме того, по просьбе великого князя П. Дюбрюкс в его присутствии (надо думать это видел и И.Ф. Паскевич) произвел исследование одного из огромных каменных курганов, расположенных вблизи города на продолжении горы Митридат. О каком конкретно месте идет речь — мы не знаем. Михаил Павлович записал в своем дневнике 26 сентября 1817 года о том, что ничего ценного в ходе этих раскопок не было обнаружено. Оказавшись через 3 года в Петербурге, П. Дюбрюкс был принят великим князем (это был май — июнь 1820 года) и получил от него 500 рублей в качестве субсидии для продолжения археологических изысканий.

Михаил Павлович был не единственным из сыновей императора Павла I, посетивших наш город.

Год спустя в нем оказался Александр Павлович, занимавший в ту пору, как известно, российский императорский престол.

Об этой поездке мы знаем достаточно подробно, благодаря воспоминаниям флигель-адъютанта императора А.И. Михайловского-Данилевского.

Судя по его запискам Александр I, побывавший в апреле 1818 года в Варшаве, выехал затем на юг России в направление Одессы, откуда путь его лежал в Крым. К слову, за год до этого император уже побывал в Тавриде, посетив, в частности, Севастополь. Тогда, как и на этот раз, царя сопровождал в числе других и его адъютант. По пути в Крым в 1818 году путешественники посетили Вознесенск, Херсон и, переночевав в крепости Перекоп, отправились в Симферополь. Это было 9 мая по старому стилю и к вечеру они оказались в столице Таврической губернии. На следующий день началась поездка в Керчь через Карасу-Базар (ныне Белогорск), а возвращаться назад планировалось через Феодосию, а затем предполагалась поездка на Южный берег, в Севастополь, Бахчисарай и через Симферополь отъезд из Крыма в сторону Перекопа. Поездка состоялась по намеченному плану. Описание ее достаточно интересно, но мы остановимся лишь на тех эпизодах, которые имеют отношение к посещению Керчи. Но прежде очень кратко расскажем о тех, кто составлял свиту государя-императора.

Об Александре Ивановиче Михайловском-Данилевском (1790—1848) мы уже упоминали. Это интереснейшая личность. Военный историк, но войны изучал не в тиши кабинетов. За его плечами было не одно сражение. Адъютант генерал-фельдмаршала М.И. Кутузова, а с 1816 года — флигель-адъютант императора Александра I, — он имел довольно высокий чин генерал-лейтенанта.

Михаил Андреевич Милорадович (1771—1825) — генерал от инфантерии. Под началом Суворова участвовал во многих войнах, прославился в период Отечественной войны и был удостоен графского титула. Прирожденный воин, любимец солдат. Получил смертельное ранение во время восстания декабристов, когда он, будучи генерал-губернатором Петербурга, уговаривал восставших солдат покинуть площадь. Оказавшись в руках хирурга генерал с беспокойством спрашивал, ни солдатскую ли пулю вынимают из раны. И узнав, что это не так (стрелял, как известно, отставной поручик П.Г. Каховский), с облегчением вздохнул.

Светлейший князь генерал-фельдмаршал Петр Михайлович Волконский (1776—1852). Родоначальник генерального штаба в русской армии, руководил им во время заграничного похода, а с 1815 года возглавлял штаб «Его Императорского Величества». При Николае I вплоть до своей смерти занимал пост министра двора.

Среди прибывших в Крым вместе с императором был знаменитый граф А.А. Аракчеев (1769—1834). Алексей Андреевич — генерал от кавалерии, пользовался исключительным доверием императора и фактически руководил Государственным советом и правительством. Любимец царя, он был ненавистен всем. Методы его руководства, отличавшиеся деспотизмом, до сих пор известны как аракчеевщина.

Вспомним также генерала от кавалерии графа Федора Петровича Уварова (1773—1824), одного из героев Бородина и принца Гессен-Гомбургского, «австрийской службы генерала», кузена императрицы Елизаветы Алексеевны. Вероятно, это был Людвиг Вильгельм Фридрих, будущий ландграф Гессен-Гомбурга, небольшого германского государства. При нем находился австрийский майор граф Кламм.

Заботился о здоровье императора и его свиты лейб-медик барон Виллие.

Со всеми этими людьми император отправился по почтовому тракту из Симферополя в Керчь в 7 утра по местному времени и оказался в нашем городе в 10 вечера, преодолев расстояние в 200 верст. Была непродолжительная остановка в Карасу-Базаре, Феодосия осталась в стороне, в нее не заезжали. Лошади были поданы за городом. Правда, было неожиданностью, что никто из жителей императора в этом месте не встречал. Оказалось, что местное начальство запретило это делать, полагая, что такая встреча будет неприятна государю.

Поздно вечером путешественники прибыли в Керчь. Неизвестно, кто и как встречал Александра и сопровождавших его особ. Въехали они в город со стороны нынешнего п. Мичурино: так проходила тогда почтовая дорога и путь их лежал по нынешним улицам Комарова и Пирогова. Тогда их, понятно, не существовало, а была дорога, шедшая в город, а город начинался с улицы (тогда безымянной), которую мы ныне знаем, как улицу Ленина. Куда прибыли путешественники, где они остановились, где их ждал ужин? А.И. Михайловский-Данилевский, к сожалению, ничего не пишет об этом. Можно лишь предполагать, что остановились они в генералитетском доме. Лучшего места просто не существовало. Это была гостиница для «генералитета», располагавшаяся в пределах двора современной гимназии №2 по ул. Театральной, 34.

Пребывание императора в Керчи было достаточно кратким, но вместе с тем насыщенным. Уже в 8 часов утра он отправляется в крепость Еникале. Непонятно, кто сопровождал Александра Павловича. Видимо, все прибывшие с ним, кроме Михайловского-Данилевского, оставшегося в Керчи. Подробности поездки неизвестны. Со слов адъютанта мы знаем, что император по пути в Еникале увидел солдат, которые работали в качестве крестьян на поле, принадлежавшем коменданту крепости. Александр Павлович был очень огорчен поступком последнего и отстранил его и командира батальона, в котором служили и солдаты, от дальнейшей службы.

Вернувшись в Керчь, император вместе со всеми поднялся на Митридатову гору и «восхищался прелестным оттуда видом». Его огорчила пустынность пролива, соединявшего Черное и Азовское моря и он выразил сожаление, что эти моря не оживлены торговыми кораблями.

Сойдя с горы, император стал рассматривать найденные Дюбрюксом в древних могилах археологические ценности: посуду, украшения, статуэтки и тут же подарил особо понравившуюся ему голову богини Артемиды (Дианы) принцу Гессен-Гомбургскому. Не ясно, в каком это происходило месте. Было ли это в доме Дюбрюкса, на будущей улице Пирогова, где он хранил свою археологическую коллекцию, или, скорее, отдельные находки были представлены государю перед обедом в том же генералитетском доме. После окончания обеда, в 2 часа дня путешественники выехали из Керчи и через 6 часов были в Феодосии. «Дорогою, — как пишет Михайловский-Данилевский, — государь осматривал гробницы, открытые г. Брюксом, и по моему настоянию пожаловал ему брильянтовый перстень».

Вероятней всего, речь идет о тех раскопках, которые Дюбрюкс мог проводить по Митридатовой гряде, ведь вдоль нее шла дорога в Феодосию. Он, как видим, сопровождал в течение некоторого времени государя и был его гидом во время посещения Керчи.

Примечательно, что именно Александр I учредил в 1821 году в Керчи градоначальство, порт и карантин и по его же указу 1825 года был основан в июне 1826 года, уже после смерти императора, Керченский музей древностей, преемником которого является нынешний историко-культурный заповедник.

Хотя в очень известном для керченских краеведов издании-книге Х.Х. Зенкевича «Керчь в прошедшем и настоящем» указан другой год визита Александра I в Керчь — 1825, эти сведения следует считать ошибочными. Император действительно побывал осенью того года в Крыму, где и простудился, заболев в последующем лихорадкой, ставшей в конечном итоге причиной его смерти. Но его путь не пролегал через Керчь — в Таганрог царь ехал через Перекоп.

В отличие от Александра сменивший на престоле своего брата Николай I вновь посетил Керчь. Случилось это, правда, много лет спустя после первого его визита в город.

Об этом событии сохранились более-менее пространные сведения.

В Керчи император оказался вместе со своим наследником цесаревичем Александром примерно за 3 года до тех событий, которые происходят в телесериале «Бедная Настя».

Была осень 1837 года. Уже несколько месяцев продолжалось путешествие по России, начатое в мае месяце наследником престола. По образному выражению В.А. Жуковского, вместе с другим воспитателем генерал-майором А.А. Кавелиным, сопровождавшего Александра, шло «всенародное обручение с Россией наследника престола». Цесаревич проехал от Петербурга до Тобольска, вернулся в Европейскую Россию и отправился в Новороссию, где его ждали в городе Вознесенске император с императрицей в сопровождении многочисленной свиты. Там проходили кавалерийские маневры. Шли парады. Устраивались вечера. Это продолжалось 10 дней. Два дня участвовал в мероприятиях и наследник, прибывший в Вознесенск в ночь с 24 на 25 августа 1837 г. А затем все отправились в Николаев и Одессу. В столице Новороссии провели три дня в празднествах и всякого рода увеселениях. Пароход «Северная звезда» доставил царствующих особ, их приближенных и гостей в Севастополь. Сопровождал судно вышедший навстречу Черноморский флот. В Севастополе были осмотрены порт и арсенал, затем все посетили Георгиевский монастырь и совершили поездку в Бахчисарай, оттуда поехали в Симферополь. На Южном берегу в Алупке путешественников ждал граф М.С. Воронцов, устроивший в своем дворце пышный прием.

В дальнейший путь отправилась на все том же пароходе «Северная звезда» уже относительно небольшая группа: император с наследником и несколько человек из числа августейшей свиты. Точными сведениями о составе свиты мы не располагаем. Предположительно, в поездку на Кавказ отправились великий князь Михаил Павлович, генерал-фельдмаршал граф П.Х. Витгенштейн и светлейший князь И.Ф. Паскевич, а также вице-канцлер граф К.В. Нессельроде.

Не исключено также, что с императором были и его иностранные гости: эрцгерцог австрийский Иоанн, принцы прусские Адальберт и Август, принц Фридрих Вюртембергский, герцог Бернгардт Саксен-Веймарский с сыном, принцом Вильямом и герцог Максимилиан Лейхтенбергский, сын пасынка Наполеона Евгения Богарне.

Достигнув черноморского побережья, император и наследник задержались в Геленджике. Заезжали и в Анапу. Планировалось совместная с наследником поездка в Екатеринодар, но она была отменена. Царь решил сначала завезти своего сына в Керчь, чтобы в последующем тот добрался до Алупки, где оставалась императрица в окружении большой свиты. Из Крыма путь цесаревича лежал на Дон, где планировалась встреча с отцом, который должен был приехать туда после посещения Кавказа. Это было продолжением путешествия. В Петербург наследник вернулся 10 декабря, пробыв в пути долгих 7 месяцев.

Что касается Керчи, то после ее посещения император планирует поездку морем до крепости Редут-Кале (вблизи Поти), чтобы затем посетить Тифлис (нынешний Тбилиси).

24 сентября (6-го октября по новому стилю) в тихий ясный день, наступивший после бушевавшей несколько дней бури, пароход «Северная звезда» прибыл в Керчь. Был уже вечер, половина 6-го по полудню (примерно 18 часов по ныне используемому летнему времени), когда солнце садилось за горизонт, из-за мыса Акбурун показался корабль под императорским флагом. Ровно через полчаса он бросил якорь в керченской гавани. С наступлением темноты гора Митридат, весь город, территория карантина и даже окрестные дачи озарились огнями. Особо выделялось здание музея на склоне горы Митридат. Так Керчь приветствовала монарха и его наследника. Чтобы узнать, что произошло утром следующего дня, обратимся к тем свидетельствам, которые принадлежат Антону Бальтазаровичу Ашику — директору музея древностей той поры. А пишет он следующее: «На другой день 25, в 6½ часов утра, в прелестнейшую погоду, которая казалось торжествовала радость нашу вместе с нами, Государь Император и Его Высочества Цесаревич Наследник престола, в сопровождении многих особ свиты Его Величества, вышли на берег при радостных криках народа, и изволили отправиться в Свято-Троицкую церковь, а откуда в музей. Здесь Его Величество изволили пробыть более двух часов, и осчастливили меня многими вопросами».

По другим сведениям, император находился в Керчи всего около двух часов, побывал в церкви, в музее, где распорядился отправить в Эрмитаж отдельные находки и посетил «Благородный институт для воспитания девиц». Очевидно, два последних учреждения располагались неподалеку от Свято-Троицкого храма, стоявшего по современным представлениям на углу улиц Курсантов и Пирогова. Где-то рядом в частном доме был девичий институт, а в районе Шлагбаумской — здание гауптвахты, где находился в ту пору музей, хотя для него уже было выстроено здание на Митридате.

Ашик сообщает также о том, что императору на серебряном блюде «из гробницы царицы Рископурис» были поднесены хлеб-соль.

Заметим, что самодержца и цесаревича горожане во главе с градоначальником З.С. Херхеулидзе встречали в ранний час, примерно в 7 часов по летнему времени, когда над горизонтом едва всходило солнце.

В то же утро в 9 часов по местному времени пароход с императором на борту снялся с якоря и отправился к берегам Мингрелии, а наследник еще на несколько часов остался в Керчи. Со слезами на глазах цесаревич простился с отцом. Долго он стоял на пристани пока еще можно было видеть находившегося на палубе корабля императора (возможно, это была пристань, которую назовут в последующем Царской и которая находилась на оси улицы Дворянской, известной ныне под названием Театральная).

Император простился взглядом не только с сыном, но и с городом, который строился по утвержденным им планам и на глазах современников превращался в один из красивейших городов Крыма.

Затем Александру Николаевичу, тогда 19-летнему юноше и будущему императору, к тому времени получившему прекрасное образование (знавшему, к примеру, четыре иностранных языка) показали и другие керченские достопримечательности.

Его повезли в керченский карантин. Теперь на этом месте стоит пансионат «Киев» и ведутся раскопки античного городища Мирмекий. Кроме этого, наследник престола увидел «неподалеку» один из разрытых курганов. Непонятно, о каком именно идет речь. Обратимся к письмам С.А. Юрьевича, секретаря наследника, сопровождавшего Александра во время поездки по городу и его окрестностям.

Он, в частности, сообщает, что в упомянутом кургане «недавно найден удивительно сохранившийся мраморный гроб с богатыми украшениями металлическими, под каменным, совершенно уцелевшим куполом, саженей в 6 вышиною и саженей 5 в диаметре». После осмотра кургана и возвращения в город был устроен обед. Можно предположить, что это было в доме градоначальника З.С. Херхеулидзе. Точного местоположения его резиденции мы не знаем.

На обеде присутствовало 5 человек, кроме Александра, его секретаря С.А. Юрьевича и воспитателя А.А. Кавелина, был хозяин дома Захар Семенович Херхеулидзе и, вероятно, А.Б. Ашик. Скорее всего, именно он сопровождал наследника во время поездки в новый карантин и на так называемое «карантинное поле» — пространство между современным портом и городищем Мирмекий, являвшее собой на ту пору огромное древнее кладбище со множеством курганов.

В шесть часов из Тамани прибыл пароход «Громоносец» с коляской на борту. В ней наследник мог немедленно двинуться в путь на Симферополь и далее в Алупку. Но оказалось, что можно добраться до конечного пункта гораздо проще и быстрее и в семь часов вечера, когда было уже темно, наследник отправляется на упомянутом пароходе, не имевшем «никакого особенного назначения», в морское путешествие до Ялты и преодолевает этот путь за 20 часов. Верхом за три четверти часа наследник вместе с Юрьевичем проскакал 16 верст до Алупки и известил императрицу о благополучном путешествии «Государя» по Черному морю и о поездке в Керчь.

Таковы наши сведения об этом интересном визите. К этому можно добавить, что Александр, став императором в 1855 году, еще трижды посещал Керчь в 1861, 1863 и 1872 гг. Никто из русских царей ни до, ни после него не делал этого столь часто. Можно также сообщить, что и его братья, великие князья Константин, Михаил и Николай Николаевичи, тоже посещали наш город и тоже неоднократно. А потому не случайно в Керчи были Николаевская, Михайловская и Константиновская улицы, Константиновская площадь и Александровская набережная. Все это было связано с одной семьей. Теперь этих названий нет, а есть, соответственно, улицы Карла Маркса, Циолковского, 23 мая 1919 года. На месте площади — корпуса судостроительного завода, а набережная, некогда носившая имя царя (и Сталинской она называлась) превратилась просто в улицу Набережную. И старшие сыновья императора Александра II Николай в 1863 и Александр в 1869 гг. (вместе с супругой Марией Федоровной) тоже побывали в Керчи.

Наконец наш город посетили великие князья: в 1891 году Александр Михайлович, коллекционировавший керченские древности, и в последний год XIX века, в 1900 году, уже упомянутый Кирилл Владимирович, избежавший смерти в революционное время и в последующем претендовавший на российский престол.

Более никто из Романовых в Керчи не бывал, но о царской династии в городе с 1913 года стало напоминать название женской гимназии, основанной в 1873 году во времена Александра II. Ее тоже можно было бы назвать Александровской, но так уже называлась мужская гимназия, основанная на десятилетие раньше. А потому женскую гимназию в год 300-летия Дома Романовых поименовали Романовской. 

 

Просмотр содержимого документа
«Лекция "Керчь и Романовы"»

16.01.17 г. В рамках предметной недели была проведена лекция «Керчь и Романовы».

Цель: ознакомление обучающихся с дореволюционной историей нашего города.

Присутствовали обучающиеся 8-а, 8-б, 9-б, 10-а и 10- б классов.


Содержание лекции:

Старший научный сотрудник КИАЗ Санжаровец В. Е.фактами пребывания представителей династии Романовых в городе Керчи.

В отличие от XVII столетия, когда в 1699 году, в августе месяце, пусть и инкогнито, в Керчи побывал «царь Московский и всея Руси» Петр I Алексеевич, в XVIII веке никто из Романовых в Керчь не приезжал. В общем, это и не удивительно, ведь до 1771 года Керчь оставалась турецкой крепостью и никого из представителей правящей царской династии не ждала. Да и в последующие годы, Керчи не выпала честь встречать столь почетных гостей. Екатерина II в мае 1787 года была на расстоянии менее 100 верст от Керчи, но ее визит в город не был запланирован. Посетив Феодосию, императрица отправилась в обратный пусть. И только группа сопровождавших ее иностранных гостей во главе с французским послом графом Л.Ф. де Сегюром побывала в нашем городе.

Зато XIX век был воистину веком посещения Керчи царствующими особами, их наследниками, членами императорской фамилии. Можно даже указать начальную и конечную даты: 1816—1900 годы.

Первым посетил Керчь в XIX веке великий князь Николай Павлович. Речь идет о будущем императоре Николае I, а было это 1—2 июля 1816 года. Обстоятельства его приезда в Керчь нам не известны. А завершил череду визитов в самом конце столетия великий князь Кирилл Владимирович.

Вслед за Николаем Павловичем в Керчи оказался его младший брат Михаил. Михаил Павлович (1798—1848), уже при рождении получивший чин генерал-фельдцейхмейстера, ведал в русской армии делами артиллерии. Правда, управлять артиллерийским ведомством он стал только в 1819 году и занимал этот пост до конца жизни. В Керчь великий князь попал во время образовательного путешествия по России. Это был 1817 год. Путешествия были в традиции царствующего дома. Обязательно в них отправлялись наследники престола, а не редко и великие князья.

Руководил данной поездкой по России генерал И.Ф. Паскевич (1782—1856). Для николаевской эпохи личность очень известная. Царь называл его «отцом-командиром», поскольку служил у Паскевича командиром бригады в ту пору, когда Иван Федорович командовал первой пехотной гвардейской дивизией. Прошел Паскевич, без преувеличения, большой боевой путь. Участвовал в русско-турецкой войне 1806—1812 годов, в Отечественной войне и заграничном походе. Был под Смоленском, Бородино, Вязьмой, Дрезденом; сражался в «битве народов» под Лейпцигом. 2-я гренадерская дивизия, которой он командовал, была среди тех воинских соединений, которые брали Париж.

В дальнейшем Паскевич стал генерал-адъютантом (1825), участвовал в суде над декабристами. С 1826 года он на Кавказе, успешно сражается с персами и за овладение Ереваном (Эриванью) получает графский титул и почетное наименование «Эриванский». В 1827 году сменил генерала А.П. Ермолова, управлявшего Кавказом, и в 1828—1829 годах во время русско-турецкой войны успешно вел бои в Малой Азии, заняв Карс, Ахалкалаки, Ахалцих. К концу войны И.Ф. Паскевич овладел Эрзерумом и был вскоре произведен в генерал-фельдмаршалы. Летом 1831 года Иван Федорович назначается главнокомандующим войск в Польше и прославляет свое имя взятием Варшавы, за что получает титул светлейшего князя варшавского и звание наместника Царства Польского, все последующие годы он остается на этом посту. Был причастен к подавлению венгерской революции в 1849 году.

Что касается поездки Михаила Павловича по России, во время которой его сопровождал И.Ф. Паскевич, то о ней нам известно крайне мало. Продолжалась она несколько месяцев, видимо, в сентябре путешественники побывали в Крыму, и в том же 1817 году великий князь уехал заграницу. Началось новое путешествие с образовательной целью, длившееся два года. Руководил этой поездкой Ф. Лагарп, но генерал Паскевич оставался при великом князе до 1821 года и, конечно, в Керчи он был вместе с Михаилом Павловичем. Но кто еще сопровождал брата царя — нам не ведомо. И сколько дней здесь оставался генерал-фельдцейхмейстер, тоже мы не знаем. Известно лишь то, что в Керчи Михаил Павлович, познакомившись с Полем Дюбрюксом, распорядился, чтобы тот произвел раскопки во рву крепости. Вероятно, это было сделано в присутствии «Его Императорского Высочества» или, во всяком случае, работы могли быть начаты еще до отъезда великого князя. Пионер керченской археологии нашел во время раскопок, о чем пишет сам, множество мраморных скульптурных изображений по большей части в фрагментарном состоянии.

Кроме того, по просьбе великого князя П. Дюбрюкс в его присутствии (надо думать это видел и И.Ф. Паскевич) произвел исследование одного из огромных каменных курганов, расположенных вблизи города на продолжении горы Митридат. О каком конкретно месте идет речь — мы не знаем. Михаил Павлович записал в своем дневнике 26 сентября 1817 года о том, что ничего ценного в ходе этих раскопок не было обнаружено. Оказавшись через 3 года в Петербурге, П. Дюбрюкс был принят великим князем (это был май — июнь 1820 года) и получил от него 500 рублей в качестве субсидии для продолжения археологических изысканий.

Михаил Павлович был не единственным из сыновей императора Павла I, посетивших наш город.

Год спустя в нем оказался Александр Павлович, занимавший в ту пору, как известно, российский императорский престол.

Об этой поездке мы знаем достаточно подробно, благодаря воспоминаниям флигель-адъютанта императора А.И. Михайловского-Данилевского.

Судя по его запискам Александр I, побывавший в апреле 1818 года в Варшаве, выехал затем на юг России в направление Одессы, откуда путь его лежал в Крым. К слову, за год до этого император уже побывал в Тавриде, посетив, в частности, Севастополь. Тогда, как и на этот раз, царя сопровождал в числе других и его адъютант. По пути в Крым в 1818 году путешественники посетили Вознесенск, Херсон и, переночевав в крепости Перекоп, отправились в Симферополь. Это было 9 мая по старому стилю и к вечеру они оказались в столице Таврической губернии. На следующий день началась поездка в Керчь через Карасу-Базар (ныне Белогорск), а возвращаться назад планировалось через Феодосию, а затем предполагалась поездка на Южный берег, в Севастополь, Бахчисарай и через Симферополь отъезд из Крыма в сторону Перекопа. Поездка состоялась по намеченному плану. Описание ее достаточно интересно, но мы остановимся лишь на тех эпизодах, которые имеют отношение к посещению Керчи. Но прежде очень кратко расскажем о тех, кто составлял свиту государя-императора.

Об Александре Ивановиче Михайловском-Данилевском (1790—1848) мы уже упоминали. Это интереснейшая личность. Военный историк, но войны изучал не в тиши кабинетов. За его плечами было не одно сражение. Адъютант генерал-фельдмаршала М.И. Кутузова, а с 1816 года — флигель-адъютант императора Александра I, — он имел довольно высокий чин генерал-лейтенанта.

Михаил Андреевич Милорадович (1771—1825) — генерал от инфантерии. Под началом Суворова участвовал во многих войнах, прославился в период Отечественной войны и был удостоен графского титула. Прирожденный воин, любимец солдат. Получил смертельное ранение во время восстания декабристов, когда он, будучи генерал-губернатором Петербурга, уговаривал восставших солдат покинуть площадь. Оказавшись в руках хирурга генерал с беспокойством спрашивал, ни солдатскую ли пулю вынимают из раны. И узнав, что это не так (стрелял, как известно, отставной поручик П.Г. Каховский), с облегчением вздохнул.

Светлейший князь генерал-фельдмаршал Петр Михайлович Волконский (1776—1852). Родоначальник генерального штаба в русской армии, руководил им во время заграничного похода, а с 1815 года возглавлял штаб «Его Императорского Величества». При Николае I вплоть до своей смерти занимал пост министра двора.

Среди прибывших в Крым вместе с императором был знаменитый граф А.А. Аракчеев (1769—1834). Алексей Андреевич — генерал от кавалерии, пользовался исключительным доверием императора и фактически руководил Государственным советом и правительством. Любимец царя, он был ненавистен всем. Методы его руководства, отличавшиеся деспотизмом, до сих пор известны как аракчеевщина.

Вспомним также генерала от кавалерии графа Федора Петровича Уварова (1773—1824), одного из героев Бородина и принца Гессен-Гомбургского, «австрийской службы генерала», кузена императрицы Елизаветы Алексеевны. Вероятно, это был Людвиг Вильгельм Фридрих, будущий ландграф Гессен-Гомбурга, небольшого германского государства. При нем находился австрийский майор граф Кламм.

Заботился о здоровье императора и его свиты лейб-медик барон Виллие.

Со всеми этими людьми император отправился по почтовому тракту из Симферополя в Керчь в 7 утра по местному времени и оказался в нашем городе в 10 вечера, преодолев расстояние в 200 верст. Была непродолжительная остановка в Карасу-Базаре, Феодосия осталась в стороне, в нее не заезжали. Лошади были поданы за городом. Правда, было неожиданностью, что никто из жителей императора в этом месте не встречал. Оказалось, что местное начальство запретило это делать, полагая, что такая встреча будет неприятна государю.

Поздно вечером путешественники прибыли в Керчь. Неизвестно, кто и как встречал Александра и сопровождавших его особ. Въехали они в город со стороны нынешнего п. Мичурино: так проходила тогда почтовая дорога и путь их лежал по нынешним улицам Комарова и Пирогова. Тогда их, понятно, не существовало, а была дорога, шедшая в город, а город начинался с улицы (тогда безымянной), которую мы ныне знаем, как улицу Ленина. Куда прибыли путешественники, где они остановились, где их ждал ужин? А.И. Михайловский-Данилевский, к сожалению, ничего не пишет об этом. Можно лишь предполагать, что остановились они в генералитетском доме. Лучшего места просто не существовало. Это была гостиница для «генералитета», располагавшаяся в пределах двора современной гимназии №2 по ул. Театральной, 34.

Пребывание императора в Керчи было достаточно кратким, но вместе с тем насыщенным. Уже в 8 часов утра он отправляется в крепость Еникале. Непонятно, кто сопровождал Александра Павловича. Видимо, все прибывшие с ним, кроме Михайловского-Данилевского, оставшегося в Керчи. Подробности поездки неизвестны. Со слов адъютанта мы знаем, что император по пути в Еникале увидел солдат, которые работали в качестве крестьян на поле, принадлежавшем коменданту крепости. Александр Павлович был очень огорчен поступком последнего и отстранил его и командира батальона, в котором служили и солдаты, от дальнейшей службы.

Вернувшись в Керчь, император вместе со всеми поднялся на Митридатову гору и «восхищался прелестным оттуда видом». Его огорчила пустынность пролива, соединявшего Черное и Азовское моря и он выразил сожаление, что эти моря не оживлены торговыми кораблями.

Сойдя с горы, император стал рассматривать найденные Дюбрюксом в древних могилах археологические ценности: посуду, украшения, статуэтки и тут же подарил особо понравившуюся ему голову богини Артемиды (Дианы) принцу Гессен-Гомбургскому. Не ясно, в каком это происходило месте. Было ли это в доме Дюбрюкса, на будущей улице Пирогова, где он хранил свою археологическую коллекцию, или, скорее, отдельные находки были представлены государю перед обедом в том же генералитетском доме. После окончания обеда, в 2 часа дня путешественники выехали из Керчи и через 6 часов были в Феодосии. «Дорогою, — как пишет Михайловский-Данилевский, — государь осматривал гробницы, открытые г. Брюксом, и по моему настоянию пожаловал ему брильянтовый перстень».

Вероятней всего, речь идет о тех раскопках, которые Дюбрюкс мог проводить по Митридатовой гряде, ведь вдоль нее шла дорога в Феодосию. Он, как видим, сопровождал в течение некоторого времени государя и был его гидом во время посещения Керчи.

Примечательно, что именно Александр I учредил в 1821 году в Керчи градоначальство, порт и карантин и по его же указу 1825 года был основан в июне 1826 года, уже после смерти императора, Керченский музей древностей, преемником которого является нынешний историко-культурный заповедник.

Хотя в очень известном для керченских краеведов издании-книге Х.Х. Зенкевича «Керчь в прошедшем и настоящем» указан другой год визита Александра I в Керчь — 1825, эти сведения следует считать ошибочными. Император действительно побывал осенью того года в Крыму, где и простудился, заболев в последующем лихорадкой, ставшей в конечном итоге причиной его смерти. Но его путь не пролегал через Керчь — в Таганрог царь ехал через Перекоп.

В отличие от Александра сменивший на престоле своего брата Николай I вновь посетил Керчь. Случилось это, правда, много лет спустя после первого его визита в город.

Об этом событии сохранились более-менее пространные сведения.

В Керчи император оказался вместе со своим наследником цесаревичем Александром примерно за 3 года до тех событий, которые происходят в телесериале «Бедная Настя».

Была осень 1837 года. Уже несколько месяцев продолжалось путешествие по России, начатое в мае месяце наследником престола. По образному выражению В.А. Жуковского, вместе с другим воспитателем генерал-майором А.А. Кавелиным, сопровождавшего Александра, шло «всенародное обручение с Россией наследника престола». Цесаревич проехал от Петербурга до Тобольска, вернулся в Европейскую Россию и отправился в Новороссию, где его ждали в городе Вознесенске император с императрицей в сопровождении многочисленной свиты. Там проходили кавалерийские маневры. Шли парады. Устраивались вечера. Это продолжалось 10 дней. Два дня участвовал в мероприятиях и наследник, прибывший в Вознесенск в ночь с 24 на 25 августа 1837 г. А затем все отправились в Николаев и Одессу. В столице Новороссии провели три дня в празднествах и всякого рода увеселениях. Пароход «Северная звезда» доставил царствующих особ, их приближенных и гостей в Севастополь. Сопровождал судно вышедший навстречу Черноморский флот. В Севастополе были осмотрены порт и арсенал, затем все посетили Георгиевский монастырь и совершили поездку в Бахчисарай, оттуда поехали в Симферополь. На Южном берегу в Алупке путешественников ждал граф М.С. Воронцов, устроивший в своем дворце пышный прием.

В дальнейший путь отправилась на все том же пароходе «Северная звезда» уже относительно небольшая группа: император с наследником и несколько человек из числа августейшей свиты. Точными сведениями о составе свиты мы не располагаем. Предположительно, в поездку на Кавказ отправились великий князь Михаил Павлович, генерал-фельдмаршал граф П.Х. Витгенштейн и светлейший князь И.Ф. Паскевич, а также вице-канцлер граф К.В. Нессельроде.

Не исключено также, что с императором были и его иностранные гости: эрцгерцог австрийский Иоанн, принцы прусские Адальберт и Август, принц Фридрих Вюртембергский, герцог Бернгардт Саксен-Веймарский с сыном, принцом Вильямом и герцог Максимилиан Лейхтенбергский, сын пасынка Наполеона Евгения Богарне.

Достигнув черноморского побережья, император и наследник задержались в Геленджике. Заезжали и в Анапу. Планировалось совместная с наследником поездка в Екатеринодар, но она была отменена. Царь решил сначала завезти своего сына в Керчь, чтобы в последующем тот добрался до Алупки, где оставалась императрица в окружении большой свиты. Из Крыма путь цесаревича лежал на Дон, где планировалась встреча с отцом, который должен был приехать туда после посещения Кавказа. Это было продолжением путешествия. В Петербург наследник вернулся 10 декабря, пробыв в пути долгих 7 месяцев.

Что касается Керчи, то после ее посещения император планирует поездку морем до крепости Редут-Кале (вблизи Поти), чтобы затем посетить Тифлис (нынешний Тбилиси).

24 сентября (6-го октября по новому стилю) в тихий ясный день, наступивший после бушевавшей несколько дней бури, пароход «Северная звезда» прибыл в Керчь. Был уже вечер, половина 6-го по полудню (примерно 18 часов по ныне используемому летнему времени), когда солнце садилось за горизонт, из-за мыса Акбурун показался корабль под императорским флагом. Ровно через полчаса он бросил якорь в керченской гавани. С наступлением темноты гора Митридат, весь город, территория карантина и даже окрестные дачи озарились огнями. Особо выделялось здание музея на склоне горы Митридат. Так Керчь приветствовала монарха и его наследника. Чтобы узнать, что произошло утром следующего дня, обратимся к тем свидетельствам, которые принадлежат Антону Бальтазаровичу Ашику — директору музея древностей той поры. А пишет он следующее: «На другой день 25, в 6½ часов утра, в прелестнейшую погоду, которая казалось торжествовала радость нашу вместе с нами, Государь Император и Его Высочества Цесаревич Наследник престола, в сопровождении многих особ свиты Его Величества, вышли на берег при радостных криках народа, и изволили отправиться в Свято-Троицкую церковь, а откуда в музей. Здесь Его Величество изволили пробыть более двух часов, и осчастливили меня многими вопросами».

По другим сведениям, император находился в Керчи всего около двух часов, побывал в церкви, в музее, где распорядился отправить в Эрмитаж отдельные находки и посетил «Благородный институт для воспитания девиц». Очевидно, два последних учреждения располагались неподалеку от Свято-Троицкого храма, стоявшего по современным представлениям на углу улиц Курсантов и Пирогова. Где-то рядом в частном доме был девичий институт, а в районе Шлагбаумской — здание гауптвахты, где находился в ту пору музей, хотя для него уже было выстроено здание на Митридате.

Ашик сообщает также о том, что императору на серебряном блюде «из гробницы царицы Рископурис» были поднесены хлеб-соль.

Заметим, что самодержца и цесаревича горожане во главе с градоначальником З.С. Херхеулидзе встречали в ранний час, примерно в 7 часов по летнему времени, когда над горизонтом едва всходило солнце.

В то же утро в 9 часов по местному времени пароход с императором на борту снялся с якоря и отправился к берегам Мингрелии, а наследник еще на несколько часов остался в Керчи. Со слезами на глазах цесаревич простился с отцом. Долго он стоял на пристани пока еще можно было видеть находившегося на палубе корабля императора (возможно, это была пристань, которую назовут в последующем Царской и которая находилась на оси улицы Дворянской, известной ныне под названием Театральная).

Император простился взглядом не только с сыном, но и с городом, который строился по утвержденным им планам и на глазах современников превращался в один из красивейших городов Крыма.

Затем Александру Николаевичу, тогда 19-летнему юноше и будущему императору, к тому времени получившему прекрасное образование (знавшему, к примеру, четыре иностранных языка) показали и другие керченские достопримечательности.

Его повезли в керченский карантин. Теперь на этом месте стоит пансионат «Киев» и ведутся раскопки античного городища Мирмекий. Кроме этого, наследник престола увидел «неподалеку» один из разрытых курганов. Непонятно, о каком именно идет речь. Обратимся к письмам С.А. Юрьевича, секретаря наследника, сопровождавшего Александра во время поездки по городу и его окрестностям.

Он, в частности, сообщает, что в упомянутом кургане «недавно найден удивительно сохранившийся мраморный гроб с богатыми украшениями металлическими, под каменным, совершенно уцелевшим куполом, саженей в 6 вышиною и саженей 5 в диаметре». После осмотра кургана и возвращения в город был устроен обед. Можно предположить, что это было в доме градоначальника З.С. Херхеулидзе. Точного местоположения его резиденции мы не знаем.

На обеде присутствовало 5 человек, кроме Александра, его секретаря С.А. Юрьевича и воспитателя А.А. Кавелина, был хозяин дома Захар Семенович Херхеулидзе и, вероятно, А.Б. Ашик. Скорее всего, именно он сопровождал наследника во время поездки в новый карантин и на так называемое «карантинное поле» — пространство между современным портом и городищем Мирмекий, являвшее собой на ту пору огромное древнее кладбище со множеством курганов.

В шесть часов из Тамани прибыл пароход «Громоносец» с коляской на борту. В ней наследник мог немедленно двинуться в путь на Симферополь и далее в Алупку. Но оказалось, что можно добраться до конечного пункта гораздо проще и быстрее и в семь часов вечера, когда было уже темно, наследник отправляется на упомянутом пароходе, не имевшем «никакого особенного назначения», в морское путешествие до Ялты и преодолевает этот путь за 20 часов. Верхом за три четверти часа наследник вместе с Юрьевичем проскакал 16 верст до Алупки и известил императрицу о благополучном путешествии «Государя» по Черному морю и о поездке в Керчь.

Таковы наши сведения об этом интересном визите. К этому можно добавить, что Александр, став императором в 1855 году, еще трижды посещал Керчь в 1861, 1863 и 1872 гг. Никто из русских царей ни до, ни после него не делал этого столь часто. Можно также сообщить, что и его братья, великие князья Константин, Михаил и Николай Николаевичи, тоже посещали наш город и тоже неоднократно. А потому не случайно в Керчи были Николаевская, Михайловская и Константиновская улицы, Константиновская площадь и Александровская набережная. Все это было связано с одной семьей. Теперь этих названий нет, а есть, соответственно, улицы Карла Маркса, Циолковского, 23 мая 1919 года. На месте площади — корпуса судостроительного завода, а набережная, некогда носившая имя царя (и Сталинской она называлась) превратилась просто в улицу Набережную. И старшие сыновья императора Александра II Николай в 1863 и Александр в 1869 гг. (вместе с супругой Марией Федоровной) тоже побывали в Керчи.

Наконец наш город посетили великие князья: в 1891 году Александр Михайлович, коллекционировавший керченские древности, и в последний год XIX века, в 1900 году, уже упомянутый Кирилл Владимирович, избежавший смерти в революционное время и в последующем претендовавший на российский престол.

Более никто из Романовых в Керчи не бывал, но о царской династии в городе с 1913 года стало напоминать название женской гимназии, основанной в 1873 году во времена Александра II. Ее тоже можно было бы назвать Александровской, но так уже называлась мужская гимназия, основанная на десятилетие раньше. А потому женскую гимназию в год 300-летия Дома Романовых поименовали Романовской.


Скачать

Рекомендуем курсы ПК и ППК для учителей